Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
 
«И самая святая из всех гор, из всех вершин – это гора Кайласа. На ней, одетой серебряным светом, обитает бог грозный и милостивый – Шива, вместивший в себя все силы мироздания, порождающий жизнь земных тварей и истребляющий их».
«Кайлаш самхита».


СЕНСАЦИОННЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ПРОЕКТА «ШАМБАЛА»
Кайлаш покорен!
Столица Шамбалы найдена!

Сейчас, когда впервые в мире совершено успешное восхождение на самую священную гору Азии Кайлас (тиб. Тисэ, Ганг-ринпоче), найдена древняя столица государства Шанг-шунг, соотносимая большинством востоковедов мира с легендарной Шамбалой, кажется невероятным, что за столь малый срок – один месяц, проделана огромная работа, которую не смогли осуществить хорошо подготовленные и финансируемые научные экспедиции имеющие мощную материально-техническую базу.
Все началось несколько лет назад, когда на ряду с обычными поломническими программами было решено посетить этот загадочный уголок земли ежегодно притягивающий паломникров и туристов со всего света. Стандартные программы предлагаемые московскими и восточными агенствами нас не привлекли и естественно, мы решили все сделать сами, имея три главные задачи:
1. Обследовать долины реки Сатледж, и прежде всего Кьюнг-лунг (Гаруды), где по многочисленным тантрическим источникам должна находиться столица древнего царства Шанг-Шунг, соотносимая востоковедами с легендарной Шамбалой.
2. Побывать и отснять царство Гугэ, а именно Тхолинг и Цапаранг, которые хотя и являются не так давно открытыми туристическими местами, и тем не менее информации, особенно видео и фото нет.
3. Совершить внутреннюю кору вокруг Кайласа и по возможности взойти на священный Кайлаш столько, сколько позолят погодные и иные условия.
Мы не рассчитывали, что все пункты будут выполнены, потому как уже в Москве со всеми членами предстоящей экспедиции стали происходить необъяснимые вещи. Такого количества проблем пожалуй не было за последние два года. Как будто некая сила делала все возможное, чтобы поездка не состоялось. Однако, тут же нельзя было не заметить и такой же невообразимой помощи – нам первым дали разрешение на посещение всех даже ранее закрытых территорий, причем непосредственно в Лхасе и с первого же запроса, чего до сих пор не удавалось никому. Накануне нас неоднократно предупреждали, что это в принципе невозможно. Но получилось!
Вскоре из 12 человек осталось четверо, при этом из восьми спонсоров не осталось ни одного – никто не верил, что заявленные цели экспедиции можно реализовать, хорошо, что они ошиблись. Но все материально технические вопросы пришлось решать самим. В итоге пришлось отказаться от специального оборудования, кислорода, спутниковых навигационных систем и многого другого. Даже профессиональную видеокамеру пришлось покупать самим.
Но вот и Домодедово, на кануне здесь же два самолета подверглись террористическим актам и в пункт назначения не вернулись, по этому в аэропорту множество корреспондентов, которые всем задают один и тот же вопрос: «Не боитесь ли лететь?». Что им ответить? Нам предстоит четыре перелета и две недели длительных переездов на джипах. К сожалению в этот район земного шара до сих пор можно добраться только проделав многодневный путь на джипах, чуть проще через Семмикот, где предстоит двухдневный трек, но из-за активности маоистов этот маршрут не пользуется большим спросом. Стандартный маршрут предусматривает переезд Катманду - Кадари – Занг-мо – Нилам – Сага – Парьянг – Дарчен – Меньши – Тсада (Занда) – Цапаранг или почти тоже самое, но не из Катманду, а из Лхасы. В любом случае, это довольно сносные гест хаузы, туалет на улице и начало «горнячки».
Рекомендуемый для профилактики этого состояния «Диамокс» оказывает скорее психологическое действие, одно известно точно, что на всем маршруте необходимо принимать двойную дозу витамина «С» и обычные витаминные комплексы с микроэлементами. Мы запаслись также проверенными аюрведическими препаратами содержащими золото, которые относятся к известной «Расаяне» - препараты продлевающие жизнь (тиб. Чу-лен). Во всяком случае, все члены экспедиции чувствовали себя всю дорогу достаточно хророшо. В дорогу нам досталось два джипа, один новее, второй напротив весь в заклёпках и заплатах. Так как его водитель не позаботился о его техническом состоянии на обратном пути он ломался с завидной частотой – каждые 20 минут, и в конце-концов «пал смертью храбрых». На наше счастье удалось нанять еще один джип. Сотовая связь работает устойчивро только в радиусе Кадари – Занг-мо. Далее возможно использование только спутниковой связи, которая в общем-то недорога – 1 доллар за минуту.
Случались и курьезы. Конечно, всем известно, что Китай оккупировал в 60-е года Тибет (с точки зрения Китая освободил) и соответственено местное тибетское население (старшее) не в восторге от китайцев, но в этой поездке противостояние было обострено до предела. Это выражалось и в том, что если впереди едет машина с китайцами, тибетец не может ее обогнать – за это можно получить и по лицу (по словам самого водителя), а однажды мы на себе испытали отношение китайцев к представителям других наций – в данном случае к нам. Дело было в Саге, мы остановились в единственной местной большой гостинеце, где хотя и была заявлена горячая вода и немалая цена за номер, воды не было никакой и ее разносили в пластиковых ведрах. Сразу напротив входа в отель пристроилось множество местных ресторанчиков, большинством которых владели тибетцы, но они были очень маленьких размеров и мы с «офицером связи» и водителями - тибетцами просто бы не поместились, по этому мы отправились в расположенный здесь же китайский ресторан. Он был просторен и чист. Заказав обед, принялись ждать. Обычно в китайских ресторанах в любой точке мира готовят очень быстро, сама кухня к этому распологает. Но здесь, о чудо, прошло тридцать минут, сорок, не принесли даже напитков. Через час начали беспокоиться даже выдержанные тибетцы. При этом приходящие после нас китайцы обслуживались достаточно быстро. Прождав еще минут 15 мы послали на кухню представителя, чтобы убедиться, что все нормально. Оказалось, что ничего и не начинало готовиться, а причиной всему… тибетцы! Их стараются просто не замечать и не обслуживать, а вместе с ними и нас! Вот такое отношение к иностранцам. Пришлось уйти, в дальнейшем мы старались избегать китайских ресторанов, тем более, что это совсем не та кухня, которую можно встретить в хорошем ресторане в Москве.
Не успели мы покинуть границу с Китаем, как пришло сообщение, что в связи с боевыми действиями в Катманду граница закрыта на неопределенный срок, а представительство доставившей нас авиакомпании «Катар» просто взорвано. В Катманду с 13.00 введен коменданский час и идут бои. В отместку компания «Катар» на месяц вообще отменила все свои полеты в Непал. Нам опять повезло – до возвращения как раз месяц! Неподалеку от Нилама в восьми километрах нас ждала известная достопримечательность – монастырь и пещера, где медитировал Миларепа. Она известна тем, что в ней сохранились отпечатки рук и стопы подвижника.
Маршрут был составлен таким образом, чтобы в течение первых двух недель адаптироваться к условиям высокогорья перед восхождением на сященный Кайлас. По этому следующей целью нашей программы стала неисследованная ранее учеными и закрытая военными властями долина Гаруды, видимо неподалеку находится военная часть, так как в стратегическом аспекте этот район никакого интереса представлять не может. Правда есть еще один – эзотерический, именно здесь, утверждает большинство востоковедов находится столица легендарной Шамбалы, именно от сюда распространилось множество тантрических учений в Тибете.
До седьмого века страна Шаншунг существовала как отдельное государство, включавшее в себя весь западный Тибет вокруг горы Кайлаш и озера Мансаровар. Столицей его был город Кхьюнглунг Нулкхар, "Серебряный Дворец Долины Гаруды". Местные жители говорили на тибетско-бирманском языке, и правила ими династия царей, завершившая свое существование в восьмом веке, когда царь Лигминча (или Лигмирья) был убит тибетским царем Трисонг Детсеном, и Шангшунг был присоединен к Тибету.
Директор Института по изучению бон Дж. М. Рейнольдс: "Согласно традиции бонпо, учения и практики бон-осуществления пришли в Тибет не с юга, из Индии, а из страны Шаншун, что к западу от Тибета, куда в свою очередь, в более отдаленные времена они пришли из страны Тазиг, или из Иранской Центральной Азии. Древнее царство Шаншун было расположено в окрестностях легендарной горы Кайлас, или Гангчен Тизе, в Западном Тибете и до VIII в. это была независимая страна: Олмо Лунгринг на санскрите была известна как Шамбала - да, и по сей день именуется так многими приверженцами тибетского буддизма: Символически Олмо Лунгринг являет собой географический, физический и духовный центр нашего мира Джамбудвипы, и в центре ее высится священная гора девяти ступеней, известная как Юндрунг Гутсег. Эта гора связывает небо и землю, являя собой мировую ось, соединяющую три плана существования: небесные миры, земные и преисподние: Олмо Лунгринг или Шамбала - нерушимая священная земля и духовный центр мира - существовала на Земле с самого начала человеческой расы. Она была тем местом, где небесные боги Ясного Света спустились на землю". Из Шаншуна, согласно традиции бонпо, и происходило высшее учение - бон, известное как юндрун-бон - традиция вечной мудрости, привнесенная как откровение Буддой по имени Тонпа Шенраб Миво задолго до Будды Шакьямуни.
На карте имеется название «Новый Кьюнглунг», а раз так логически рассудили мы есть и «старый», но даже на самой подробной китайской карте с отмеченными малейшими ручьями и отечественной «генштабовской» никакого другого поселения нет. И все таки оно было найдено! Самое интересное ждет исследователя пещерных комплексов, если проехать по долине реки Сатледж в течение двух суток в сторону Индии.
На момент нашего входя в заветную долину из Москвы пришло сообщение, что Русское географическое общество запросило у Лхасы возможность исследования именно этого района, что же, возможно они найдут что то и более выдающееся, ведь у них в отличие от нас есть независимое финансирование. А пока мы первые, кто снял чудесную долину простирающуюся в пойме реки Сатледж. Последняя точка древнего храма в старом Кьюнглунге указывает на начало старой тропы ведущей в узкое ущелье, где натянуты молитвенные флаги «лунг-та», а как известно их просто так вешать не будут – идем туда прямо по берегу реки. Странно, но ни один местный проводник ничего не знает (или не хочет говорить?) о существовании древнего города. Вскоре по обеим берегам с завораживающим видом красных скал начинают проступать прямо на линии берега горячие минеральные источники, понимаем, что цель близка.
И точно - прямо перед нами ступы древней архитектуры, а за ним навесной мост через Сатледж, увешанный лунг-та. Если вы бывали в Турции в Патумкале, вы видели поражающие своей белизной сотообразные ячейки куда стекает минеральная вода, но если в Турцими под напором туристорв таких ванн осталось всего ничего, то здесь на горе точно такие же ванны с кристально чистой водой и белоснежной скорлупой соли стоят нетронутые временем и людьми. Особенно приятно погрузиться в воды холодного Сатледжа в месте где бьют еще более сильные горячие источники – вода смешивается и можно принимать естественные термальные ванны! Что мы с радостью и выполняем. Ободренные таким приемом долины продвигаемся дальше, с каждой минутой встречается все больше и больше древних чёртенов.
Подходим к входу в небольшую долину за которой открывается потрясающий воображение древний город. Серо-красные скалы вздымаются на головокружительную высоту а в дали проступают очертания серебристых скал испещеренных пещерами, вот почему серебрянный дворец! На вершинах гор руины старых построек, людей нет. Кажется само время здесь остановилось, начинаем обследовать местность – подниматься под раскаленным солнцем нелегко, не смотря на то, что температура не высокая, в общем то прохладно.
На верху пещеры-жилища, казалось еще вчера здесь разводили очаги, сохранилось все, даже закопченные потолки от дыма очага хранят следы зерна, волос домашних животных. Вскоре в башне находим развалины видимо алтарной комнаты с изображениями Будды и свастиками – сомнений нет, это то, что мы искали. Столица государства Шангшунг в долине Гаруды найдена! Сняв все самым подробнейшим образом возвращаемся назад, наш путь дальше в царство Гугэ, Тхолинг и Цапаранг.
На обратном пути более детально изучаем стоящий пред Кьюнг-лунгом древний монастырь Бон и пещерный ритод гуру Падмасамбхавы. Монастырь стоит как страж на пути в секретные долины. Именно такое сочетание как Бон и гуру ринпоче дало нам основание полагать, что мы на верном пути. Интересно, что сразу перед входом в главный зал монастыря висит лубяная старая карта-схема Шамбалы описанная в работе Кузнецова «Бон». Рядом с центром карты расположена святая вершина Шампо (Шамбу). Снежные склоны пика Шамбу были известным местом для гималайских йогов, ищущих просветления. Название этой горы неоднократно упоминается в тибетском тексте "Синяя летопись". Местность Шамбу в "Синей летописи": "Пред снегами Шамбу (1331 г., стр. 270). Шераб Гёнпо жил в Шамбу - уединенной обители (1423 г., стр. 367). Гьялва Тэннэ спрятал несколько книг в горах Шамбу (1271 г., стр. 491). Ганна Муен оставался на снежном пике Шамбу (стр. 517). Его сын Ганна Лхндуб провел 9 лет в Шамбу в созерцании, скрытый от людских взоров (стр. 518)". Название вершины Шампо (Шамбу) происходит от имени тибетского бога Шампо (тибетский эпитет Шивы). Местопребыванием Шивы по тибетской традиции называется гора Тисэ (Кайласа), известная также под названием горы Юндрун-Гуцег.
На сидячем месте настоятеля в главном зале стоит чертэн с богато украшенной реликварной камерой, а рядом висит его цветная фотография, это говорит о том, что этот человек достиг высокого уровня реализации.
В пещерном комплексе очень занятная картина. На одном этаже живет монах видимо приставленный китайской администрацией присматривать и приглядывать за монастырем, на стене на ряду с фотографей Лопон Тензин Намдака фотографии всех членов правительства КНР и всех съездов партии с красными флагами и транспорантами. Здесь же военная радиостанция, а на окне огромный биноколь защитного цвета, но с непропорционально большой красной звездой, серпом и молотом. Как все знакомо!
Но если подняться на этах выше, можно увидеть настоящего йогина, который не на мгновение не прекращает созерцательную практику, даже общаясь с нами знаками. Благославив на последок нас касанием лоб - ко –лбу, высшее проявление сострадания и символическое введение в природу собственного ума (символ говорит о нераздельности ума практикующего и его идентичность у того, кого «благославляют») мы отправляемся в обратный путь. Теперь понятно, почему сюда так трудно добраться – каждые нексколько метров нам преграждают путь огромные камни сорвавшиеся со склонов гор. Дорога здесь одна, разъехаться двум машинам невозможно – слева река Сатледж, справа скалы, ломаться нельзя. Переезжаем два моста, как нам объяснили их постоили только в этом года,то есть раньше на автотранспорте сюда доехать вообще было невозможно, а путь-то не близкий! Но этот участок пути мы преодолели без приключений. Не считая крупного пареза в монастыре, видимо силы традиции Бон требовали именно кровавой жертвы, кровь не смотря на все усилия не хотела останавливаться. Пришлось буквально налить немного на центр обратной Бонской свастики, и как бы там не было, кровь действительно остановилась сама...
Дорога до царства Гугэ была не только утомительна, но и очень красива. Со всех сторон вас окружают огромные скалы, которые при ближайшем рассмотрении оказываются из гальки и песка, когда-то здесь было огромное море. Мы спускаемся все ниже и ниже, пересекаем полноводный в этом месте из-за запруды Сатледж и попадаем в небольшой аккуратный городок с идеально ровной бетонной дорогой. Остановившись в местной гостинице мы отправляемся на осмотр старого монастыря Тхолинг. Не покидает чувство, что все выгоревшие и сбитые со стен фрески уже где-то видели, а когда объявляется имя основателя монастыря – это известный переводчик Ринчен-Занг-по, становится все ясно. Именно идентичная тематика, как и религиозная доктрина Махайоги преобладала в Ладакхе, Спити и Алчи. Похожи и изображения и сюжеты. А учитывая, что после вторжения Китайцев насельники монастыря бежали к своим братьям именно в Ладакх, все встало на свои места. Очень красив вид на долину похожий на лунные пейзажи Ладакха, кажнется что вокруг лунные кратеры. Древние руины лежат в окружении испещренных эрозией и временем желто-коричневых скал, и вся местность представляет собой огромную безжизненную пустыню. По некогда оживлённой дороге, в древности, связывающей Тибет с Индией и китайским Туркестаном, шли торговые караваны и паломники, следующие к Кайлашу. Неподалёку от посёлка Занда расположен полуразрушенный монастырь Тхолинг. Он был основан в начале X века монахом Ринченом Зангпо, который под покровительством короля Гуге Йеше О, провёл семнадцать лет в Индии, изучая буддизм. После возвращения Ринчена Зангпо в Тибет, он стал одним из известнейших переводчиков санскритских текстов на тибетский, одной из ключевых фигур в истории распространения буддизма на территории плато. Во многом благодаря его усилиям в Тибет прибыл знаменитый учёный из Бенгала Атиша, который провёл в Тхолинге три года, прежде чем отправился в Центральный Тибет. Некогда Тхолинг был одним из самых важных монастырских комплексов в Тибете, и действовал вплоть до 1966 года, когда китайская армия практически полностью его разрушила. Сегодня монастырь частично восстановлен. На его территории можно увидеть капеллу Мандалы или Золотую капеллу, построенную в виде трёхмерной мандалы, вокруг которой расположены уникальные чортены-ступы, выполненные в не характерном для Тибета индийском стиле. Стены дуканга, главного зала собраний, украшены росписями, сохранившими кашмирский и непальский стиль XIII-XVI веков. В нескольких километрах отсюда лежат руины города Цапаранг, прекратившего существование в XVII веке. Всё это представляет огромный интерес для посетителей, так как руины сохранили великолепные образцы раннего буддистского искусства. Древние развалины гармонично сочетаются с окружающим пейзажем, и расположены на склоне хребта. У подножия горы находятся наиболее хорошо сохранившиеся здания монастыря. Далее тропа понимается вверх, где находятся здания, служившие жильём для монахов. Затем тропа поднимается выше, пока не входит в узкий тоннель, пройдя который, мы окажемся во дворце, стоящем на самой вершине. Тяжёлый подъём с лихвой окупается грандиозным видом, открывающимся сверху. К моменту начала Культурной Революции, Цапаранг уже был практически полностью разрушен, поэтому китайцы не причинили ему большего вреда. Сегодня Цапаранг значительно реставрирован. Особое внимание уделялось реставрации и сохранению уникальных настенных изображений, создных под влиянием раннего тантрического буддизма в Тибете. В районе Цапаранга расположен Дунгкар, место, где всего лишь несколько лет назад был открыт пещерный город. Стены пещер, расположенных одна над другой, хранят самые древние в Западном Тибете. Руины, поднимающиеся по горному хребту, разделены на три основных части. У основания горы находится место, где раньше был монастырь, с хорошо сохранившимися строениями. Отсюда тропинка поднимается наверх горы, в которой сделаны монашеские кельи. Эта часть горы в основном тоже находится в руинах. Наконец дорога ныряет внутрь горы и через тоннель приводит на самую вершину горы, к крепости. Хотя строения крепости меньше и не такие впечатляющие, как строения у подножия горы, этот вид все-таки тоже фантастический. Здесь находятся несколько жутковатые подземные помещения, и это все, что осталось от зимнего дворца. Несмотря на то, что Цапаранг был частично покинут во времена Культурной революции, его не коснулась рука китайских вандалов. В отличие от других религиозных памятников Тибета. Однако по тому, что осталось, можно судить, сколько же было разрушено. Последний хранитель, известный художник, разместил свои скульптуры в почетных местах, посвященных образам древних богов и богинь. Прямо внутри самого входа в комплекс находится маленькое строение, которое было собственным храмом правителя Цапаранга «Drolma Lhakhang». Настенная живопись этих строений датируется 16 веком. К тому времени стиль, которым выполнена живопись на других строениях Цапаранга, уже находился в упадке. Настенная живопись на боковой стене показывает Будду Шакьямуни (Sakya Thukpa), которого защищают Цонгкапа и Атиша, одетых, как это было принято в то время. Маленькие фигурки учеников Будды стоят позади его трона и много других миниатюрных фигурок расположены между тремя большими фигурами. Немного выше входа в большой Lhakhang Karpo или в Белый храм находятся самые старые рисунки в Царапанге и, вероятно, самый главный храм в Нгари. Настенная живопись этого строения датируется 15-16 веками. Их влияние распространяется на все 10-вековое кашмирское буддистское искусство, и представляет интерес для его знатоков. За исключением Цапаранга, осталось очень мало материалов по кашмирскому искусству. Потолок и тонкие колонны покрыты великолепными рисунками. Резьба и рисунки, которыми покрыты верхние части колонн, представляют собой большую достопримечательность и выглядят очень отчетливо и ярко. Когда-то было 22 колонны в натуральную величину, которые располагались по стенам. 6 исчезли совсем и оставшиеся 10 разрушены. Даже при всем при этом, этот храм сохранился лучше, чем многие другие, разрушенные во время Культурной революции. В дополнение ко всему, двери защищают два 5-метровых рыцаря, красный Tamdrin (Хаягрива) и синий Chana Dorje (Ваджрапани). Опять–таки оба разрушены, но даже без рук они создают представление о необыкновенной красоте этого храма. Огромная фигура Будды Шакьямуни (Sakya Thukpa), которая когда-то стояла в нише, была заменена на одну из статуй хранителя храма. На внутренней стороне храма были расположены фигурки божеств, которые почти все были разрушены. К счастью, сохранившаяся в отличном состоянии фантастическая по красоте настенная живопись скрашивает впечатление от разрушенных статуй. Над Lhakhang Karpo расположен такой же по величине Lhakhang Marpo или Красный храм, который был построен около 1470 г., вероятно на 30 лет раньше, чем Lhakhang Karpo. Настенная живопись этого храма была переделана в 1630 г., незадолго перед упадком Великого королевства, так что она младше, чем настенная живопись Lhakhang Karpo. Настоящие ворота храма с серией концентрических рам сохранились, но при ближайшем рассмотрении видно, что не в очень хорошем состоянии. Внутри много тонких колонн поддерживают крышу храма, как и у соседнего храма Lhakhang Karpo. Хотя настенная живопись была частично уничтожена вандалами и потоками воды, она осталась настолько яркой, что невозможно понять по ней, что ей больше 3,5 веков. Статуи, которые когда-то стояли в храме, были перемещены в центр зала, и хотя сохранились только основания и некоторые фрагменты, по боковой стене стоит множество маленьких статуй на отдельных полочках, у многих из них сохранились только тела, а головы у большинства отломаны. Настенная живопись меньшего храма принадлежит Durje Jigje (Yamaninka), который находится в нескольких шагах от Lhakhang Marpo, тоже сделана красным цветом и почти вся посвящена различным божествам. Как и в Храме префекта, ворота в храм покрыты более древней настенной живописью, но более низкого качества. Все статуи, которые раньше находились здесь, были разрушены. От четырех храмов в основании горы тропинка к вершине горы ведет через монашеские кельи, где находится дворцовый комплекс. Летний дворец, который находится на северной стороне вершины горы, хорошо сохранился вместе с балконом. С балкона открывается потрясающий вид на Цапаранг и великолепные долины реки. Долина реки Сатледж находится на севере, а на северо-восток от этой долины расположена разрушенная Lotang Lhakhang. Наиболее интересным из дворцовых строений является маленький, но сохранившийся Mandala (Demchok) lhakhang. Красное строение в центре горной вершины. Центральной частью маленького храма является 3-х мерная мандала, от которой после Культурной революции сохранилось только основание. Если спуститься по крутой и изрядно стертой от времени лестнице, то можно попасть в Зимний Дворец, который напоминает муравьиное гнездо, сделанное внутри горы. Сам Дворец находится под Летним Дворцом. Комнаты Зимнего Дворца находятся на глубине 12 м под землей, а восточные комнаты снабжены даже окнами, из которых открывается вид на обрыв. Там также есть семь пыльных, абсолютно пустых палат, соединенных между собой узким коридором. От лестницы ведет темный проход к воде, который служил королевской семье запасным выходом во времена осад крепости. Этот тоннель приводит в подземному источнику в долине на западной стороне горного массива. Отсняв материал мы продолжаем свой путь к главной цели нашего путешствия – священному Кайласу.
Самая священная гора Азии, Кайлас (6174 м), возвышается в одиночестве над высокогорным плато Западного Тибета. В районе Кайласа нет никаких сравнимых с пиком гор, здесь он царствует безраздельно. Как из библейского рая, из района Кайласа вытекают четыре реки: Инд, Сатледж, Цангпо (или Брахмапутра) и Карнали. Священный Ганг также берет свое начало неподалеку, и в него вливается Карнали. К югу от Пенджаба сливаются Инд и Сатледж, и образовавшийся мощный Инд стремится к Аравийскому морю. Все четыре реки считаются тибетцами священными, еще более священными являются их истоки около Кайласа. Поражает другое – все названные реки берут свое начало именно в районе Кайласа, а не рядом с ним, как думают многие. Иными словами к айлашу собственно отношения не имеют, кроме зафиксированной информации в древних источниках, что от горы свастики подобно свастике исходят четыре великие реки. Более того, из ледника Кайлаша вытекает действительно мощный ручей, который превращается в весьма заметную речушку, которая доходит до Дарчена... и она-то вовсе не является священной, а на против в нее выбрасывают все помои! Вот и пойми местное население!
Для последователей древней тибетской религии Бон гора Кайлас и лежащее у его подножия озеро Манасаровар являются сердцем древней страны Шангшунг, где зародился Бон. Кайлас, который в Боне называется Юнгдрунг Гу Тзе (Девятиэтажная Гора Свастики), - это душа всего Бона, средоточие жизненной силы и главного принципа "Девяти Путей Бона". Здесь основатель религии небожитель Тонпа Шенраб спустился с небес на землю. Традиция Бона гласит:
"У подножия горы Юнгдрунг берут свое начало четыре реки, текущие по четырем направлениям. Гора окружена храмами, городами и парками. К югу находится дворец Барпо Согье, где родился Тонпа Шенраб, к западу и северу расположены дворцы, в которых жили его жены и дети. На востоке стоит храм под названием Шампо Лхатзе. Все дворцы, храмы, реки, сады и парки с пиком Юнгдрунг в центре составляют внутреннюю часть страны Олмо Лунгринг. Она окружена 12 городами, четыре из которых стоят точно на четырех сторонах света. За этими городами начинается внешний мир, окруженный, в свою очередь, океаном, а за ним - цепью неприступных снежных пиков. Единственным доступом в волшебный Олмо Лунгринг является "путь стрелы": перед своим посещением Тибета Тонпа Шенраб пустил стрелу сквозь внешние горы и проделал проход. Однажды Тонпа Шенраб, тогда уже авторитетный учитель доктрины Бона, преследовал демона, который украл у него лошадей. В погоне учитель прибыл в Тибет. В свой единственный визит сюда Тонпа Шенраб передал людям лишь некоторые ритуалы Бона, увидев, что страна еще не готова к получению более полного учения. Впоследствии шесть учеников Мучо Демдруга, преемника Шенраба, спустились в Тибет и принесли первые тексты Бона людям".
Известно, что страна Шангшунг существовала на самом деле в реальном Западном Тибете. Что же касается волшебной земли Олмо Лунгринг, многие исследователи привязывали ее к Кайласу и его четырем рекам, в земле на востоке от Горы Свастики они видели Китай, на юге - Индию, на западе - древнюю страну Уддиану (ныне - северный Пакистан и Афганистан, массив Гиндукуша), на севере - страну Хотан (сравни нынешний город-оазис Хотан в пустыне Такла Макан). Другие, однако, думают, что сказание о стране Олмо Лунгринг и горе Юнгдрунг указывает на трансцендентное, сверхъестественное происхождение традиции Бон. Кайлас же является отражением этой небесной (или потаенной) земли.
В XI веке на Кайласе утверждаются буддисты: учитель школы Кагью и поэт-мистик Миларепа в длительной серии состязаний в магическом искусстве побеждает своего бонского соперника Наро Бончунга. Следы этих магических битв до сих пор видны по пути вокруг Кайласа. Миларепа провел несколько лет в медитации в пещерах на склонах священной горы и так «приобщил» ее к буддизму. В XII веке стремительно растет присутствие школы Кагью в районе: строятся монастыри и храмы, множество паломников стекается отдать дань уважения самому священному из пиков Тибета. Для буддистов Кайлас, как и два других классических места паломничества в Тибете - Цари и Лапчи, является местом пребывания устрашающей манифестации Будды Шакьямуни - Демчога. Буддисты также провозгласили Кайлас Горой Свастики: свастика в буддизме - символ духовной силы, а пик в самом деле напоминает свастику. Круглый конус Кайласа почти симметричен, на всех его стенах отчетливо видны горизонтальные и вертикальные полосы-гребни, составляющие рисунок свастики. Возможно, это и есть первоначальное место рождения этого солнечного знака.
Для индуистов Кайлас - место пребывания великого Шивы Разрушителя. Согласно традиции Вишну Пуран, пик опять-таки является отображением или образом горы Сумеру, космической горы в центре вселенной.
Мы готовились к этой экспедиции три года, изучали древние источники, современные карты, паломнические маршруты и снимки из космоса. К сожалению, все источники давали лишь приблизительное описание маршрута. И только соотнесение нескольких источников на хинди, санскрите и английском не считая карт Генштаба несколько прояснило вопрос маршрута всей экспедиции.
Проблема прежде всего заключалась в том, что конечная часть нашего пути предполагала посещение закрытой по религиозным соображениям часть кольцевого маршрута (внутренняя кора) непосредственно у самой священной горы Кайлас. Обычные паломники, которые в это время тысячами съезжаются со всего мира¸ но прежде всего из Индии, Непала, Тибета обходят священную гору по внешнему радиусу коры в 53 км и могут созерцать священную гору исключительно с четырех фиксированных точек на большом расстоянии, проходя весь путь либо за три стандартных полных дня, либо за один день без стоянок и ночевок, что значительно тяжелее, учитывая высокогорный перевал Дол-ма. И только те, кто совершил тринадцать обходов священной горы допускаются к внутренней коре. Так принято.
Для «контроля» достижений перед началом маршрута внутренней коры стоят как на страже два монастыря - один разрушен полностью Серлунг, другой частично отстроен заново, видимо в докитайские революционные времена здесь тщательно проводился отсев достойных прохождения внутренней коры. Теперь такого контроля нет, многие туристические фирмы заявляя в своих программах «внутренняя кора» на самом деле подводят туристов к началу тропы, чтобы сфотографировать южный лик Кайласа, где отчетливо виден крест соотносимой пилигримами со свастикой, от чего гора и получила имя «Гора свастики». После чего туристы благополучно возвращаются в Дарчен и совершают обычную кору, но позже могут похвастаться перед знакомыми – а мы мол, были на внутренней коре. Но это не так. Внутренняя кора на много более серьезное мероприятие, чем внешняя.
Мы отправились именно на внутреннюю кору по трем причинам. Помимо того, что никто никогда из европейцев не бывал на внутренней коре и не имеется ни фильмов, ни фотоснимков этого маршрута и района, мы решили показать людям - что же это такое на самом деле. Имея практический эзотерический аспект путешествия, а именно обучение практике уровня трег-че в тибетской традиции Дзогчен (Высшее совершенство) мы сочли уместным выполнить практику именно у подножия Кайласа или же на самом Кайласе.
Маршрут был выбран в стиле традиции Бон-по, то есть против часовой стрелки и в этом был не только эзотерический смысл, но и сугубо практический – не смотря на огромно множество карт, до конца не было понятно, где именно можно совершить попытку восхождения на Кайлас. Мы полностью осознавали, что второй такой возможности у нас не будет. Во первых крайне сложно было получить разрешение именно на внутреннюю кору, а так как с каждой группой следует т.н., «офицер связи» ни о каком восхождении речи быть не могло. Только благодаря принимающей стороне, удалось отправить с частью группы на внешнюю кору «офицера связи», а самим в это время отправиться без проводников туда, где мало кто был вообще. Хотя как мы узнали позже, в Дарчене не было проводников, которые хоть раз были на внутренней коре, никто собственно и не знал маршрута за исключением того, что необходимо обойти гору «Нанда», которая ассоциируется с носителем (санскр. «ваханой», ездовым животным) господа Шивы – хозяина горы. Действительно, вершина Нанды очень напоминает горб священного быка изображаемого в индусской иконографии.
К сожалению у нас не было опыта высокогорных восхождений и специального оборудования. Кислородные баллоны, ледорубы и страховочные приспособления было решено оставить в базовом лагере в Дарчене, так как на маршрут вышло только трое, а в условиях высокогорья каждый килограмм веса можно смело умножать на десять. Предполагалась одна – две ночевки у подножия Кайласа и как показала практика расчеты оправдались, даже если бы мы отказались от восхождения на саму гору пройти весь маршрут, а это около 25 км с рюкзаками на высоте 5 400 – 5 900 м., периодически поднимаясь и опускаясь по откосам в 70* без малейших признаков тропы, как правило склон покрыт крупным щебнем, галькой и круглыми валунами 30-50 см., в диаметре под которыми подтаивает лед и таким образом скрывается огромный ледник, готовый в любую секунду обрушиться вниз вместе с вами очень не просто.
Ориентирами служат только небольшие пирамидки-чертэны из камней сложенные паломниками, которые хоть как-то помогают ориентироваться. Учитывая, что скорость передвижения на этом маршруте составляет с полной выкладкой около 3-4 км в час, становится понятным необходимость ночевки.
Мы добрались до юго-восточной стены к 17.00 скоро должно было темнеть, решили разбивать лагерь у ручья, который берет свое начало из большого ледника на склоне Кайласа. Смеркалось быстро. Из за сильной разряженности воздуха ветер казался ледяным и пронизывающим, не смотря на многодневную адаптацию, горная болезнь брала свое – сильнейшая сжимающая и пульсирующая головная боль, тошнота, полная апатия и слабость ставили под сомнение все мероприятие. Мы надеялись, что к утру тревожные симптомы пройдут… как мы ошибались! Поужинав мы легли спать рядом с самым священным местом Азии, но из за слабости, апатии никакой торжественности не чувствовалось. Ночью меня разбудил Павел сообщив, что в небе потрясающие необычной красотой световые явления природного электричества. Вылезать из палатки совершенно не хотелось, да и не было сил, но любопытство свое взяло – действительно, каждые три-пять секунд в небе вспыхивали шарообразные яркие вспышки похожие на изображаемые тибетцами в иконографии «тигле» - светящиеся радужные сферы. Размером с футбольный мячь. Здесь уместно вспомнить еще более интересное явление, которое уже труднее объяснить с научной точки зрения – днем стоило только закрыть и открыть глаза глядя в небо, были отчетливо видны как бы светящиеся полосы составляющие огромную сетку покрывающую все вокруг и состоящую из сотен… свастик. Вот такая мистика, сам бы не увидел, ни за что бы не поверил. В общем это единственные необычные явления происшедшие с нами у Кайласа, если не считать резкого изменения погоды в момент восхождения. Все время нашего путешествия до самого последнего момента нас сопровождала просто идеальная погода, хотя было уже прохладно, все-таки сентябрь.
Утром в 6.00 послышался бодрый голос Сергея, который довольно тяжело перенеся горную болезнь вчера вечером, но проснулся в отличном физическом состоянии и настроении, чего нельзя было сказать о нас с Павлом – если вчера мы еще были полны энтузиазма и сил, то на утро… утеряли и их. Но делать нечего надо вставать. За пологом палатки на камнях, рюкзаках и всех наших вещах лежит снег. Низкая облачность все покрыло туманом. В таких условиях совершать восхождение самоубийство – за 1 – 1,5 м., совершенно ничего не видно. Но, назвался грузьдем... Пытаемся завтракать, кроме чая ничего не хочется, несколько спасает положение специальный аюрведический тоник.
Учитывая сложность маршрута (свободное лазанье) на высоту около километра решено идти двоем. Сергей остается в лагере ждать нашего возвращения – никакой связи у нас нет. Еле - еле находим место намеченное для подъема с вчерашнего вечера. Вчера снизу оно казалось более пологим, но делать нечего. Сердце надрывно бьется, глаза кажется выходят из орбит при малейшем движении, каждые два - три метра отдых. Одышка как после бега на пять километров. Восхождение на южный гребень, а точнее заползание составило около трех часов. Честно говоря, на вершине уже ничего не хотелось, ужасала только мысль, что необходимо еще и спускаться. Кругом ничего не видно, расчеты на то, чьто вскоре солнце разгонит туман не оправдались. Видимость по прежнему «0». Но надо идти, высотометр на часах безбожно врет - давление еще не выравнилось, но высота уже где-то около 5700 - 5800 м, осторожно продвигаемся в сторону Кайласа – узкие карнизы с щебнем шириной 20-50 см., и ни одного выступа в скальной породе чтобы зацепиться. Не знаешь что лучше снять мокрые перчатки или оставить, так как от холода уже начинает трясти. Понимаем, что это все таже многоликая горнячка и лечение одно – надо спускаться, но разве это возможно, когда цель так близка? Цель действительно близка, уже виден ослепительной белизны, даже в условиях полного тумана, склон Кайласа, до него рукой поднять. В общем то мы хотели попробовать по нему взойти на саму вершину, но….. вполне ожидаемо нам преграждает путь гранитная стена метров 20-40 без малейших трещин и изъянов. Ни обойти, ни преодолеть которую без альпинистского снаряжения просто невозможно, давление уровновесилось, альтимитр показывает 6 200 м, вершину периодически видно какие-то доли секунд. Ну что же кто-то возможно сделает больше, наше состояние оставляет желать лучшего – синие губы, по лицу как бы пробегают волны электричества, уши, пальцы рук и ног просто не чувствуются, сделав пару снимков не смотря на плотную облачность мы возвращаемся.
Спуск занял примерно столько же времени, к сожалению не смотря на спуск, состояние значительно не улучшилось. Еще вчера ярко светило солце, а теперь облака плотно облепили гору липким туманом, после недолгих сборов решаем завершить внутреннюю кору. Честно говоря силы уже на исходе, хотя еще только полдень. Успокаивают карты, обещая легкий пологий спуск. Но на деле все оказалось совсем не так. Стоило подойти к месту соединения Нанды и Кайлаша образующих длинный узкий перешеек, как начался порывистый ветер и пошел град. Тут же выяснилось, что никакого пологого спуска не предвидится, напротив, перед нами крутой подъем по гранитным валунам, которые при малейшем касании с грохотом срываются вниз пытаясь увлечь нас вниз. Через какой-то час оказываемся на вершине, здесь узкий перешеек соединяет на высоте 5 900 м., две горы Нанду Дэви и собственно Кайлас. Хотя видимо это одна гора, если судить по строению. Вообще, если сравнить Кайлас с соседними даже удаленными горам трудно не заметить строгое одинаковое строение слоев и собственно материала. Главным образом это окаменелая вулканическая лава. Само собой разумеется, что абсурдные предположения г-на Мулдашева по поводу рукотворной природы данных гор да еще и придание им пирамидальной формы не выдерживают никакой критики, оно и понятно, офтальмолог мог видеть Кайлас и соседние горы на очень большом расстоянии внешней коры, откуда даже при наличии очень хорошей оптики может показаться все что угодно, но учитывая еще более абсурдные заявления в ранее вышедших книгах по поводу храмов и пещер в долине Катманду становится ясен мотив – обычная фальсификация. Ну нет в долине Катманду таких пещер! Даже те, кто организавывал г-ну Мулдашеву его путешествия по Непалу многозначительно отказывались комментировать его работы говоря лишь одно: бред. Во избежании недорозумений мы специально подошли к самой горе и сфотографировали все досконально, смотрите сами.
Но вернемся к высшей точке внутренней коры. Здесь мы установили принесенные снизу флажки лунг-та и выполнили специальные практики эзотерического порядка для привлечения удачи, здоровья, благополучия и освобождения тем, кто накануне сделал соответсвующую заявку в Клубе «Белые облака», к стати, эта акция постоянная и бесплатная, подробности на сайте «WWW.YOUNG-LIFE.RU». После чего взяв на память несколько камней из самого сердца Кайласа, мы отправились на спуск, но оказалось, что это не так просто сделать. Чуть далее проходила тропа, если ее так можно конечно назвать, мимо стены выкрашенной в красный цвет и множество ступ и лунг-та в породе Кайлаша буквально прорублен проход. Но мы решили идти опять напрямик и опозже пожалели о своем решении. Выбранный нами путь оказалось опять проходил по центру ледника. Собственно самого лоедника сначала не было видно, но вскоре камни вместе с водой и снегом с грохотом посыпались вниз, и мы вместе с ними. Очень вовремя предприняв меры мы начали остервенело рубить ледорубами ступеньки чтобы быстрее покинуть опасный участок, как вдруг сверху покатились огромные валуны спускающиеся как выяснилось позже с завидной частотой и периодичностью 1-3 в пять минут. Размером с стандартное ведро на огромной скорости они пролетели буквально в нескольких сантиметров. Непронятно откуда взялись силы, но уже через мгновение мы преодолели поряда двадцати метров в сторону совершая гиганкие прыжки с тяжелыми рюкзаками по … блестящему на солнце льду.
Все же мне не очень повезло и сорвавшись я скатился около пятидесяти метров с грязью и водой вниз, чудом затормозив у карниза за которым был немаленький обрыв. Повезло. Это только в руководствах по альпинизму красиво рассказывается о том, как надо перевернуться и держась двумя руками за ледоруб тормозить им о лед. А вы попробуйте это сделать на большой высоте, с рюкзаком и в полете на большой скорости! Не так просто, тем более когда впервые!
Не успели мы закончить экстремальный спуск как опять пошла настоящая метель. Сразу вспомнилась Родина. После двух часов перехода по нагромождениям валунов мы вышли к месту начала коры и как не странно за кикие-то тридцать минут опять вышло солнце и облака открыли потрясающий вид на вечный Кайлас. Погода более не портилась!
По дороге нам встретилась группа туроператора «Кайлаш», которая хотела подойти к началу коры, тобы сфотографировать южную стену горы. Некоторые были так любезны, что взяли на себя часть нашей ноши, которую уже нести было просто невозможно. Все же более 12 часов в условиях перегрузок и высокогорья сделали свое дело. До Дарчена добрались без приключений, а от туда наш путь лежал к священному озеру Маносаровар и горячим источникам Чиу.
До начала совершения коры наша группа разделилась – двое пошли на внешнюю кору, включая «офицера связи», а мы на внутреннюю. Что такое внешняя кора? Ее маршрут хорошо известен и существует огромное количество фотографии в отличие от внутренней.
Начало как внешней, так и внутренней коры поселок Дарчен, и пусть вас не обнадеживает красный крестик на карте, говорящий о медицинском пункте – он представляет собой маленькое строение, где сидит утомленный военный врач китайской армии, а на полочке для лекарств нет совершенно никаких лекарств от простуды и кишечника. Случись что… кроме вас самих никто не поможет. В Дарчене - два постоялых двора, призванных размещать паломников, прежде всего, из Индии. Хотя политика китайского правительства в последние годы ориентирована не на обслуживание пилигримов, а именно туристов. Индусы же обычно не пользуются дорогостоящим здесь гест хаузом, а ставять целые лагеря из огромных военных палаток, где и живут. Продукты здесь стоят дорого. В день полнолуния четвертого лунного месяца (Сага Дава - день рождения, Просветления и смерти Будды, обычно выпадает на май) открывается фестиваль, который работает 2,5 месяца. В это время пик сезона – вся долина в палатках. Кажется, что вереницы паломников создают одну большую людскую цепь, которая напоминает русский хоровод, символизирующий солнце или оптять - таки свастику, её графический символ. На протяжении всей коры масса фиксированных мест для ночевок, но лучше иметь свой спальный мешок, хотя на всем протяжении маршрута на чистоту наволочек и простыней жаловаться не приходилось.
Перед началом коры паломники обычно совершают обход монастыря Дарчен и святого места Мани Лакханг к западу от него, увенчанного стеной мани и молитвенным колесом. Ранее здесь возвышался флагшток монастыря - центральная ось всего комплекса. Сам монастырь Дарчен принадлежит школе Друкпа, это - двухэтажное здание, внутри - плохо сохранившиеся росписи, здесь же находится медицинский дацан и постоялый двор для тибетцев, привозящих сюда тысячу мелочей – от термосов до обуви и молитвенных флажков. От Дарчена широкая тропа коры направляется на северо-запад, огибая ребро Кайласа. Тропа четко обозначена пирамидами и башенками из камней. Южное лицо Кайласа – Сапфировая сторона - открывается путнику в нескольких обзорных точках. Отличные виды открываются также на озеро Манасаровар, на массив Гурла Мандхара к югу от озера и на Гималайский хребет еще южнее. Через 6 км после выхода из Дарчена паломники прибывают на первое из четырех мест простирания ниц - чактсал ганг, отсюда хорошо видна вся Сапфировая сторона горы.
Первые три простирания ниц делаются в сторону Кайласа, вторые три - в сторону Манасаровара, третьи - по направлению к Тиртхапури, священному месту на реке Сатледж и это не случайно, так как именно там находится одно из важных мест практики гуру Падмасамбхавы, последние - в сторону Дарчена. Затем паломники вывешивают молитвенные флаги лунг-та и возжигают благовония, чтобы заручиться поддержкой духов-защитников горы в предстоящем путешествии.
После простираний, обогнув ребро Кайласа, паломники входят в долину реки Лха Чу. Долина Лха Чу - одно из самых впечатляющих мест коры: каньон фантастических причудливых красных скал с вкраплениями оранжевых, розовых и голубых слоев, гигантские ступени осыпей из щебня, высокие скальные пики. Спукск вниз по реке Лха Чу продолжается в северном направлении. Кайлас вздымается по правую руку, тропа ведет к Тарбоче.
Тарбоче известен также близлежащим великим священным кладбищем Драчом Нгагье Дуртрё (кладбище 84 махасиддх). Это место было освящено великими подвижниками и святыми - махасиддхами, некоторые из них были кремированы здесь. Больщинство паломников желает обрести здесь последний приют телу. За многие века, в течение которых здесь проводились тибетские "небесные похороны" (умерших оставляют лежать просто так, под открытым небом, на съедение птицам и зверям), на кладбище сложился специфический запах смерти и разложения. Здесь можно встретить настоящих практиков традиции «Чод», которые созерцая непостоянство человеческой жизни отсекают не только все привязанности, но и последнюю привязанность – к понятию собственного «Я», а также физическому телу. Обычно практики проживают в маленькой носимой на себе же палатке из плотного материала, где они сидят днем и ночью, а также по наличию у них особого ритуального барабана «Даммара» сделанная из двух соединенных вместе черепов человека умершего ненасильственной смертью, лучше убитого молнией и трубы издающей резкие звуки сделанной из бедренной кости девственницы, также умершей естественным образом. Не пугайтесь – это всего лишь символы.
После Тарбоче паломники выходят к большой белой ступе с молитвенными стенами. Это - Чортен Кангньи. Считается, что проход через арку в чортене освобождает путешественника от последствий всех грехов. От чортена вправо уходит тропа, через перевал Тугсум Ла по ней добираются до монастырей Серлунг и Гьянтрак.
Через час ходьбы от Тарбоче показывается мост через Лха Чу. Он ведет к монастырю Чуку. Долина в этом районе представляет собой каньон отвесных зеленых и коричневых скал. После моста тропа идет по обоим берегам реки. Монастырь Чуку знаменит своей нерукотворной статуей Будды Амитабхи (Будды Бесконечного Света, по-тибетски - Нангва Тайе). Статуя "сделана" из белого мрамора и считается важной статуей Кайласа. По одним легендам, ее нашли в озере Воме Цо (Молочное Озеро) в районе Тиртхапури или Лахула, Индия. Согласно другой версии, ее нашла одна старая женщина в одной из пещер поблизости от монастыря Чуку. Статуя согласилась переместиться в монастырь для всеобщего блага и, уменьшившись, оказалась в корзинке женщины. В окрестностях монастыря - множество священных пещер, где медитировали махасиддхи. В одной из них также пребывал великий Миларепа.
Основная тропа паломничества не переходит через мост, а продолжает идти восточным берегом Лха Чу. На западе возвышаются три пика Целха Намсум - Три Богини Долголетия (Дролма, Цепаме, Намгьялма). Между первыми двумя висит водопад, известный как Хвост Лошади Царя Гесера. Вскоре справа от тропы показывается камень с самообразовавшимся образом лошади. По сообщению Миларепы, тот, кто сядет верхом на этот чудесный камень, обретет счастье и внутренний мир. Он также оставил инструкции, согласно которым на камень можно садиться только тем, кто совершил уже 12 кругов вокруг Кайласа и сейчас находится на 13-м круге.
Через полтора часа после моста показывается черная скала, украшенная молитвенными флагами. Это - Тамдрин Дронкханг, чудесным образом возникшее на скале изображение Тамдрина, божества с головой лошади, представляющего устрашающий аспект Ченрецига. Скала обмазана толстым слоем масла, и паломники прикрепляют на него монетки и бумажные деньги. Они собирают масляную грязь со скалы и помазывают ей лоб и голову.
За волшебной скалой тропа выводит к слиянию двух рек и долин: Чамо Лунгчен Чу, текущей с северо-запада, и Дронглунг Чу, текущей с севера. Здесь их слияние образует реку Лха Чу, западную долину коры. Скальные стены долин сложены из ровного отвесного гранита. Если пересечь речку Кангжам Чу, которая вытекает прямо из Кайласа на север, проследовать ее западным берегом на юг, - можно увидеть северную сторону Кайласа.
Монастырь Дрира Пхук, называемый "северным монастырем Кайласа", находится на западной, стороне Лха Чу. Чтобы добраться до него, надо пересечь приток Дролма Ла Чу, текущий с перевала Дролма Ла, по мосту, затем вернуться к Лха Чу и перебродить ее по уложенным камням.
Дрира Пхук (5081 м) расположен в весьма живописном окружении: монастырь выходит на юг и смотрит на отвесное Северная сторона Кайласа. По обоим сторонам Северной стороны вздымаются огромные пики, восточный пик соседствует еще с одной вершиной, по ребру которой он переходит в Восточный склон. Эти три пика называются Чана Дордже (Ваджрапани), Джампельянг (Маньчжушри) и Ченрециг (Авалокитешвара).
Монастырь принадлежит школе Друкпа Кагью, он был реконструирован в 1986 году. Монастырь был построен вокруг пещеры, где медитировал в XIII веке учитель Готшангпа. Он был первым, кто исследовал Кайлас и совершил первую кору вокруг него. На священную пещеру ему указала дакини в образе самки яка, «Дри». Нерукотворный образ этой «Дри» остался на потолке пещеры, отсюда и произошло название монастыря. Монастырь Дрира Пхук может служить базой для многочисленных походов в окрестностях Кайласа. Один из них, к истоку Инда, занимает 4 дня в одну сторону и предполагает пересечение перевала 5680 м.
Поход к северному подножию Кайласа занимает 3 часа в обе стороны - пересекает Лха Чу, затем следует вверх по течению реки Кангжам Чу до источника Кангжама - огромного куполообразного ледника, по морене которого можно забраться на ледник, пройти еще 100 метров по нему и упереться в вертикальную стену Кайласа, отделенную от ледника сетью гигантских трещин.
По пути к северному подножью можно встретить отверстия в земле с мягкой податливой глиной. Это - Куша, Плоть Кайласа, считается, что она обладает священными свойствами, паломники обычно едят небольшое количество этой глины. Говорят, что она имеет все пять традиционных вкусов.
А вот начинается крутой, изматывающий, чрезвычайно трудный подъем от Дрира Пхук на перевал Дролма Ла. Набор высоты - 500 метров, расстояние до перевала (7 км) обычно проходят за 3 - 4 часа. Тропа переходит по мосту и следует по северному берегу реки Дролма Ла Чу вверх. Тропа делает бесчисленные зигзаги, траверсируя склоны и проходя мимо таких же бесчисленных пирамидок из камней, подношений богине Дролме (Дольме, Таре). По мере подъема, на юге появляется восточнее Кайласа пик Шама Ри. Полное имя этого пика - Шама Ледри Дхонгпо (Восемнадцать Кругов Ада: Восемь Холодных, Восемь Горячих, Два Чистилища). Всем своим видом северные изрезанные скалы, морены и ледники пика напоминают внимательному паломнику о реальности существования ада и являются важной вехой на пути духовного паломничества вокруг священной горы.
Вскоре тропа раздваивается. Левая - основная тропа коры, правая является началом пути к перевалу Кхандро Санглам Ла (Тайный Путь Дакини). Этот перевал охраняет та самая дакини, Сенге Донгпа, которая помогала учителю Готшангпе. Только те паломники, которые совершили 12 кругов вокруг Кайласа и находятся на 13-м круге, могут пройти через перевал и выйти на основную тропу в месте третьего простирания ниц, восточного чактсал ганг. Паломники идут по этому пути, чтобы, в частности, добыть возле перевала дакини кусочек Кхандроме Куша, Плоти Дакини, которая помогает против многих болезней. На этой тропе можно увидеть тропы дакини - разноцветные тропы в виде радуги.
За развилкой тропа следует мимо кладбища Сиватшал Дуртрё, которое считается копией священных захоронений в Бодхгайе, Индия. Здесь паломники проходят через ритуальную смерть, попадают к ужасному Дордже Джигдже, Царю Смерти, а затем рождаются заново на вершине перевала Дролма Ла. На кладбище разбросано неимоверное количество одежды, костей, седельных сумок, волос, обуви и всяческих других предметов. Все, кто проходит мимо, что-нибудь оставляют здесь, например, подношение своей кровью: можно из царапины на пальце. Многие паломники лежат на кладбище, медитируя на своем посмертном путешествии через состояние бардо. Самые храбрые остаются на ночь.
Спустя полчаса после кладбища и петляния между гранитными монолитами тропа выводит к краю ледника и продолжает подъем к перевалу. В одном месте тропу пересекает ручей Шенпе Дхиклак Чу (Рука Грешного Мясника). Сюда приходят умыть руки и смыть плохую карму люди, убивавшие животных на бойне. Сперва они должны совершить 12 кругов коры.
Вообще, весь отрезок пути от кладбища Сиватшал до перевала представляется как очищение грехов, проверка состояния твоей кармы на данный момент, очищение через ритуальную смерть, пребывание в аду и выход оттуда для нового рождения. Как не вспомнить слова Христа: «Где ад твоя победа?».
Пересечение перевала Дролма Ла (5636 м) означает переход от этой жизни к новой. Паломник здесь заново рождается, и все его грехи прощаются благодаря состраданию Тары (Дролмы), Богини Милосердия. На вершине перевала паломник должен провозгласить словесное приношение богине: "Ласо!", "Кики Сосо Ла Гьяло!", "Кики Сосо Ласоло!".
Каждый камень перевала представляет собой Три Драгоценности (Будду, дхарму или учение, сангху или общину), каждый камень пропитан тремя качествами Будды (ум, тело, речь). В центре перевала стоит гигантский кубический камень под названием Пхаванг Мебар. На его вершине пирамида из камней поддерживает высокий флагшток, связанный веревками с молитвенными флагами с другими флагштоками перевала. Пхаванг Мебар весь обмазан маслом и буквально завален рогами, черепами животных и многочисленными другими предметами. Черепа животных приносят сюда в надежде, что убитые животные родятся вскоре в лучших условиях. Поверхность камня испещрена желтыми и красными мантрами, на некоторм расстоянии я камне видна нерукотворная надпись "Ом".
Это - кульминация коры, здесь, у подножья Пхаванг Мебара, собираются паломники, отдыхают и празднуют окончание коры. Здесь, больше чем где-либо на тропе, нужно оставить частичку себя: клочок волос, часть одежды, чашку для питья, обувь. Можно взамен взять что-нибудь с перевала, - все, побывавшее здесь, будет обладать волшебными и защитными свойствами. Самая лучшая еда паломника из его припасов на коре съедается у священного камня. Паломники выполняют на перевале сложный комплекс ритуалов: чтение мантр, обход перевала, предложение благовоний, пива чанг, чая, простирание ниц и т.д.
Находясь на перевале, паломник зорко наблюдает за знаками, которые здесь говорят ему о его судьбе. Важным знаком является появление черных воронов: если ворон плавно садится на землю, издавая мягкий крик, это означает благополучное завершение паломничества. Если птица садится резко и издает резкие звуки, это сулит беды в дальнейшем пути, и нужно выполнять длинные ритуалы, чтобы развеять дурные влияния.
Еще одной традицией, связанной с перевалом, является тшетар: животные, которых собираются забить (яки, овцы), освобождаются и приводятся на перевал. После завершения коры, их не убивают, а заботятся и ухаживают за ними, пока они не умрут естественной смертью. Чтобы показать, что они совершили паломничество вокруг Кайласа, вокруг шеи животных повязывают разноцветные ленты и прикрепляют красные кисточки к ушам.
Спускаться с перевала лучше в направлении на юго-восток. Спуск крутой и каменистый. Через 3 км и сброса 600 метров по высоте тропа спускается на травяные луга долины Лхам Чу. До долины Лхам Чу при спуске с перевала справа, в 60 м ниже тропы, видно священное озеро Йокмо Цо (также Тукдже Дзингбу, Озеро Сострадания, индийцы называют его Гаурикунд). Находясь на высоте 5608 м, оно считается одним из самых высоких озер на Земле. Индийские паломники совершают ритуальное погружение в воды озера, тибетские - просто обходят его, бросают предварительно освященные шарики в воду, читают очистительные мантры, плещут священной водой на лоб. Тибетцы считают погружение осквернением священной воды.
Рядом с восточным подножием перевала Дролма Ла, у большой скалы возле каменной хижины находится место, где встретились Миларепа и Наро Бончунг, совершавшие обход Кайласа в противоположных направлениях (Миларепа был буддистом и совершал паломничество по часовой стрелке, Наро Бончунг был мастером Бона и обходил гору против часовой стрелки. Здесь же, в задней части скалы, находится пещера медитации Миларепы с нерукотворными изображениями свастики, слога "Ом" и отпечатками пальцев Миларепы. Обычно паломники продолжают путь по западной тропе долины Лхам Чу. Общее направление - на юг. Если идти по восточной тропе, можно увидеть более открытый обзор Кайласа. В любом случае, путь легкий, тропа идет вниз. Вскоре (полчаса от подножия перевала) она достигает третьего места простирания ниц, восточного чактсал ганг, отсюда открывается вид на Восточное Лицо Кайласа. Справа подходит тропа, ведущая с Тайного Пути Дакини, с перевала Кхандро Санглам Ла.
Еще южнее тропа выводит ко входу в долину Менлунг Чу, которая открывается справа. Поблизости находится скала с отпечатком стопы Будды медицины (Менла Шабдже), здесь же рядом - камень под названием Мен Кхук, Лекарственная Сумка Медицинского Будды. Паломники совершают обход этого "медицинского района", где в воздухе отчетливо ощущается запах лекарств, и берут с собой кусочки медицинского камня. Вода Менлунг Чу также обладает лекарственными свойствами, особенно хорошо помогает в болезнях желудка. По всей долине Менлунг Чу - большое количество лекарственных растений и минералов, а северная стена долины венчается пиком Сангье Тонгку Потранг (Дворец Тысячи Образов Будды).
Вскоре на правом берегу Лхам Чу появляется монастырь Зутрул Пхук (Пещера Чудес, 4863 м). В окрестностях монастыря находится большое количество пещер медитации, молитвенных камней и стен, скал с мантрами, разрушенных чортенов.
Зутрул Пхук, также, как и Дрира Пхук, был выстроен вокруг пещеры. Эта пещера была местом знаменитого поединка Миларепы и мастера Бона Наро Бончунга за власть над Кайласом. Первая часть поединка состояла в соревновании по строительству хижины из камня. Миларепа ладонью разрезал скалы как масло, подвешивал потолок в воздухе и подгонял стены, пока тот висел. Наро Бончунг никак не мог за ним угнаться. Следующее соревнование заключалось в том, кто быстрее долетит до вершины Кайласа. Наро Бончунг еще до рассвета сел на свой бубен и отправился в полет. Миларепа расслаблялся у подножия горы, ожидая восход солнца. Как только первый луч солнца вырвался из-за горизонта, Миларепа вскочил на него и в одно мгновение оказался на вершине Кайласа. В итоге, Наро Бончунг признал свое поражение, Бон оставил свой контроль над Кайласом и взамен получил менее высокую гору Понри на востоке. Но не смтря на это Кайлас продолжает называться Горой свастики Бон.
Среди святынь монастыря - принадлежавший Миларепе трезубец Миле Чангкха и статуя поэта-мистика. Статуя сделана из драгоценного металла ли, согласно традиции, руками самого Миларепы незадолго до своего ухода. Круглый выступ в стене пещеры монастыря называется Нгодруб Тербур (Драгоценный Дар), Миларепа говорил, что он обладает силой благословлять и защищать верующего.
Далее тропа идет в юго-западном направлении вдоль реки Лхам Чу, которая здесь называется Жонг Чу. По пешеходному мосту паломники переходят через приток Гедхун Лха Чу, воспринимаемый паломниками как урина Кайласа. Затем тропа бродит через многочисленные речки, стекающие с пика Сангье Тонгку Шугтри. Через полтора часа после выхода из монастыря паломники входят в каньон Трангсер Трангмар (Золотые и Красные Скалы), расцвеченный самыми разнообразными красками минералов. В ущелье можно увидеть камень в форме стола, на котором остался отечаток подковы коня царя Гесера, здесь происходила грандиозная битва Гесера с силами зла. Красная кровь поверженных демонов смешалась с желтой землей и дала вид и название этому ущелью.
Тропа коры поднимается к местности Недхо Ньюнгса, она вся изрыта небольшими ямками. Это паломники искали священные камушки. Найдя такой, паломник делает дырочку в центре и носит на шее. По поверьям, эти камни предотвращают сердечные удары, эпилепсию и другие болезни, частички их кладут в питье в качестве противоядия на случай, если питье отравлено (такое часто случалось еще совсем недавно в Тибете).
У южной оконечности ущелья Трангсер Трангмар находится четвертое, последнее место простирания ниц, чактсал ганг. Здесь река Жонг Чу выходит из ущелья на просторную равнину Барга. Прямо за этим местом расположена развилка, где тропы уходят к озеру Манасаровар, Барге и Дарчену. Здесь открывается вид на широкие просторы равнины, на массив Гурла Мандхара на юге и на озеро Ракшас Тал перед ним.
Основная тропа коры идет на запад, к Дарчену, тропа на юго-восток идет к началу коры вокруг Манасаровара, южная тропа выводит к поселкам Барга и Пуранг. Дарченская тропа вскоре после развилки пересекает место со многими пирамидами из камня, мандалами на скалах и подношениями горе Кайлас. Это - Дарчунг Марка (Тропа к Флагштоку Дарчунг). Пройдя мимо длинных молитвенных стен. паломники выходят к реке Дарчунг, текущей с южных склонов Кайласа. Когда-то здесь стоял высокий флагшток. После брода и еще одной серии молитвенных стен тропа пересекает реку Дарчен по мосту и достигает монастыря Дарчен, заключительной точки коры вокруг Кайласа.
К северу от Дарчена в ущелье Гьянгдрак расположен обновленный монастырь Гьянгдрак, а на запад от него - монастырь Серлунг. Эти монастыри лежат на внутренней коре, нангкхор, предпринимаемой только теми паломниками, которые совершили 12 кругов вокруг Кайласа. За монастырями, у восточного подножья горы Нетен Йелакжунг (для индуистов эта гора является Нанда, священным быком, который преклоняет колени перед Шивой-Кайласом) лежат два священных озера-близнеца Цо Капала. Вода одного из них - черная, другого - белая как молоко. Поломники верят, что в белом озере лежит волшебный ключ, который открывает потайную дверь горы Кайлас, ведущую в долину мудрецов внутри горы.
Для нас кора завершена и мы отправляемся в монастырь Чиу, который расположен на вершине небольшой горы, прямо над Маносароваром. Вода в озере холодная, все таки сентябрь. Но обычай есть обычай – окунаемся. Озеро Манасаровар в индуизме, как и в буддизме, также священно, его воды текут в тени великого Кайласа, это - озеро, рожденное в уме Бога. Оно было создано, чтобы показать могущество и величие манаса (ума) Бога-Брахмы. На тибетском название озера звучит "Мапам Цхо", "Непобедимое Озеро". Индийский поэт Калидаса писал в III веке н.э.: "Когда земля Манасаровара касается тела, когда кто-либо купается в нем, он отойдет в рай Брахмы. Кто пьет его воды, отойдет в рай Шивы и будет освобожден от последствий грехов 100 своих жизней. Даже зверь, который носит имя Манасаровара, уйдет в рай Брахмы. Его воды - жемчуг". Манасаровар - самое священное, почитаемое и известное озеро во всей Азии. Если для тибетцев Кайлас - жилище бога Демчога, то Манасаровар - место обитания его подруги и утешения, богини Дордже Пхагмо. Вместе они символизируют мудрость и сострадание, делая Кайлас и Манасаровар идеальной священной парой: мужское и женское начала, отец-небо и мать-земля.
Соседнее с Манасароваром озеро Ракшас Тал пользуется меньшей популярностью у паломников. Неудивительно: оно названо по имени отряда поедающих плоть демонов, ракшасов, которые, как утверждается в индуистской мифологии, обитают в его водах. Согласно легенде, вода Ракшас Тала была ядовитой до тех пор, пока золотая рыба не проделала проход из Манасаровара, чтобы впустить немного святой воды в темное озеро. Созданный канал называется Ганга Чу, тибетцы пристально следят за уровнем воды в нем, по нему они предсказывают судьбу Тибета. Большую часть двадцатого века канал оставался практически пересохшим, только в девяностых годах вода снова начала понемногу перетекать между двух озер.
Неподалеку горячие источнки представляющие небольшое озерцо с горячей водой. Тут же для иностранцев сделаны цевилизованные кабины с ванными комнатами и прозрачным потолком, очень удобно. После нескольких дней походных условий все это воспринимается раем и чистыми землями Будды.
А наш путь лежит назад домой, благо напряженность в Непале спала и граница открыта. Опять многочасовые переезды, дороги, гест-хаузы, а впереди новая цель – заповедная долина Сват в Афганистане, место нахождения загадочной Уддияны – места рождения гуру Падмасамбхавы.

Подробная фото-сессия экспедиции на сайте WWW.NIRVANA-TOUR.RU (Terra inсognita).

Доктор философии, доктор медицины, проф. Юрий Захаров

*Проект «Шамбала» зарегистрированная «ТМ» и охраняется в соответствие с авторским правом.
 
Rambler's Top100